НСБ «Хранитель» Национальная безопасность Охранная деятельность Видеожурнал "ХРАНИТЕЛЬ"
 
 
 
 

11 мая, 2006 | Владислав Иванов

Александра Маринина: будущее за духовными и душевными книгами (10078)

Идёт по вагону. Скользит взглядом по корешкам книг, проглатываемых в подземке. «Замена объекта» — смакует страницы прилично одетый мужчина лет сорока, «За всё надо платить» — постоянно отвлекаясь, одолевает бабуля. Рядом курсант милицейского вуза поглощает «Капкан для мышеловки». «Светлый лик смерти» — нахмурившись, впитывает подросток. «Тот, кто знает»какими-то особенно быстрыми, отрывистыми, нервными движениями перелистывая страницы, поглощает состоятельная, судя по одежде, молодая женщина. Толстого он не видел. Пастернака — нет. Цветаева, где же? С чего такая народная любовь? Народные артисты есть. А народные писатели? Переходить ли в другой вагон? Нет, ему всё ясно.

…Думает: «Надо спросить, как же удаётся удерживать внимание такой разношёрстной читательской аудитории?» Но сколько раз её уже об этом спрашивали. Не то. А о чём же тогда? Как вы дошли до такой жизни? Бред! О чём вообще можно говорить с писателем, которого замучили назойливые журналисты?… Она вообще, наверное, живёт в другом измерении: у неё есть настоящее имя, псевдоним, изобретённая Каменская… С кем же общаться? И кто будет отвечать? Раскроется ли она перед незнакомцем?

Припоминаю, что прочитал в Интернете о ней. Например, недавно писательница вернулась из Китая. Все 23 её книги выпущены там 10-тысячными тиражами. Занятное зрелище — видеть Маринину в иероглифах. А китайцам очень даже нравится… Или вот ещё. В Сорбонне состоялась научная конференция, посвящённая творчеству Александры Марининой. Её организовал Парижский университет и Ассоциация французских русистов (президент Элен Мела). Рабочим языком собрания стал русский. Не всё ещё потеряно, великий и могучий?

«Знаешь, её Наталья совсем другая. Её Яковлева не сыграет…», — вдруг слышит он. Из этого, думает, и сделаю первый вопрос.

…Назавтра: «Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция «Чистые пруды»… «Это станция Александры Марининой», — подумал он, смело шагнул вперёд, навстречу разговору...

 

Недалеко от задумчивого Грибоедова и вдавленного в тротуар «Современника» — тишайший уголок. Под арочку — и маленький домик, обнятый зеленью. Оказывается, современный детективный классик приходит сюда… на работу! Да, создание романов для неё такая же обычная работа, как для простых смертных прилавок, станок, кафедра и прочее. С 9 до 18 рождаются новые приключения Насти, изредка появляются выдуманные трупы, порой гремят выстрелы, бывает, кто-то грязно ругается, а то и проламываются черепа и выкручиваются суставы (хотя, по словам метрессы, она избегает описаний подобных процессов)… Вечером — тишь да гладь. Маринина отдыхает. Право на отдышку имеют и её порядком уже уставшие герои. И тогда Маринину одолевают журналисты.

Марина Анатольевна, уж кто-кто, а журналистская братия вас любит...

— Да уж. Недавно я прочитала четыре номера «Литературной России» подряд и обнаружила, что во всех меня «пинали». Причём, одной фразой какой-нибудь, походя. Это не имело отношения ни ко мне, ни к детективам, а так, лишь бы отметить… даже не в значении «марининское барахло», а так. Уж если критиковать, то аргументировать. Иначе — зачем? Впрочем, я всегда относилась к этому спокойно, порой со смехом: это нормально, когда кому-то нравятся произведения, а кому-то нет. Я не сомневаюсь, что есть книги, которые пишутся для того, чтобы быть написанными, а есть такие, которые пишутся для того, чтобы быть прочитанными. Вспомните, даже такое, казалось бы, безупречное произведение как «Библия» сколько вызвало споров? А сколько нареканий?

Скоро, наверное, тиражи ваших детективов можно будет сравнить с этим самым многотиражным произведением в мире. Ваши сочинения можно купить везде. Вас читают. О вас говорят. Что делаете для этого?

— Ничего. Просто пишу так, как чувствую. Причём, рассказываю о дне сегодняшнем. Тот же Акунин, например, замечательный писатель, стилист, блистательный выдумщик, пишет о происходящем сто лет тому назад. Это может быть любопытно с точки зрения детективной интриги, но это не заинтересует человека, оказавшегося в ситуации безденежья, или того, кто брошен любимой женой, или «кинутым». У Акунина этого нет, а у меня есть: про сегодняшний день, про тех же людей, что едут со мной в метро…

—…с ними же и останутся ваши произведения, в «этом времени». Не боитесь этого?

— Да и пусть остаются! Почему должна этого бояться? Я ничего не боюсь, делая только то, что доставляет удовольствие. Я помогаю людям справляться с депрессией, с тупиковыми, казалось бы, проблемами, порождёнными современным обществом (человек оказался «выкинутым» из жизни). Известно, что многие мои читатели не полезли в петлю, прочитав книги, где героям ещё хуже, но они находили выход. Моя жизнь вообще уходит не на это. Для меня более важна жизнь моих родственников, любимого мужа, обожаемой кошки. Я стараюсь их опекать, заботиться о них, пытаюсь сделать их жизнь более комфортной (благодаря своим гонорарам теперь могу это позволить). Для меня более важная задача — отправить маму в хороший санаторий, а не в тот, куда удалось достать путёвку.

Кстати, как Лидия Борисовна относится к успеху дочери?

— Мама очень мною гордится. Писательский успех помог мне выстроить с ней отношения. Она человек авторитарный, сделала научную карьеру, сегодня она считается в России одним из ведущих специалистов в области уголовного судопроизводства и суда присяжных, постоянно в делах, в движении: Дума, комиссии, заседания. Всё это и особенности её характера давали, наверное, все основания полагать, что она лучше меня знает, когда мне вставать, делать зарядку, как одеваться, какую носить прическу, какой делать макияж, что мне есть и прочее. До сорока лет я жила вместе с ней и со своим первым мужем. Когда я начала писать книги, оказалось, что без её указаний у меня тоже неплохо получается. Она уяснила, что я и сама что-то могу. Отношения с ней изменились. Она очень внимательно читает мои книги, но никогда не критикует. Ей это вдвойне интересно, ведь за героями она видит в первую очередь меня. Однажды дошло до смешного: когда я опубликовала в 1992 году только что придуманную Каменскую, мама была в ужасе: «Как? У тебя болит спина, доченька?» (Напомню, Настя Каменская как-то мучилась от этого недуга).

Наверное, вы уже сжились с этим образом? Не влияет ли он на вас?

— Скорее, то, что происходит со мной, влияет на Каменскую. Не хочу ни на кого быть похожей. Поэтому, наверное, у меня нет любимых женских образов в художественной литературе. Каменская же решает мои проблемы: борется со страхом смерти, перемен и т.д. На ней я моделирую свои действия, анализирую свои поступки, смотрю на себя как бы со стороны. Каменская 1960 года рождения, а я 57-го — мы почти ровесницы.

Роман, который с чьей-то лёгкой руки уже почему-то назвали «социально-психологической сагой в двух томах» — «Тот, кто знает», литературоведы «разбили». В одной из критических статей было сказано, что критиковать литературу в этом романе бессмысленно, т.к. литературой в нём и не пахнет. Ваш ход.

— Привыкла к зубоскальству критиков. Они, особенно старое поколение, до сих пор руководствуются стереотипом, разработанным для анализа художественного произведения в советское время, когда литература выполняла, как мы знаем, идеологическую функцию. Сегодня же совсем другая ситуация. Общество поняло и полюбило развлекательные произведения. А мои романы именно развлекательные (а может быть, «отвлекательные»? — В.И.). Поэтому пишу я для людей, а не для критиков. Да, нужны рамки жанров. Нужны границы. Но для рядового читателя неважно, что перед ним: приключение или триллер, производственный роман или пьеса. Чистых жанров вообще нет! Народу требуется интересный текст. Основной критерий оценки здесь: «нравится — не нравится», и точка. Всё остальное — от лукавого…. От критики. Будущее только за книгами, находящими отклик в душе читателя.

…Я написала ещё и две пьесы. Захотела — и написала. В Израиле, на тетрадке в клеточке, когда происходили жуткие накладки с организацией мероприятия. Я жутко злилась и переживала, а в этом состоянии обычно хорошо пишется. На пляже я читала отрывочки Яковлевой, «обкатывала». Через полтора месяца попробую «обкатать» это на массовом читателе.

Если исследователи хотят найти высокую литературу, то пусть «пороются» в классике. Хотя, знаете, книга не обязательно должна быть идеологически нагруженной, чтобы сохраниться во времени.

У вас ко всей литературе прошлого такое отношение или есть всё же авторитеты?

— Прекрасно отношусь к классике — не передергивайте.

…Очень нравится мне Сименон, которого я начала читать с восьми лет. Мне нравится его описание детективной ситуации и сам образ Мегрэ. Для меня эталонами являются маленькие рассказы «Мегрэ и бродяга» и «Револьвер Мегрэ».

Издательство «ЭКСМО» выпускает книги Марининой. Диктует или рекомендует ли оно, каким должно быть произведение?

— Нет, ни в коем случае. Да и они же, наверное, знают, что никогда не заставят меня делать то, чего я не хочу! Мне может посоветовать что-то литературный агент (мой начальник по прошлой работе в милиции). Он, кстати, заранее знает сюжет, ходы произведения. Рекомендует улучшить тот или иной ход, добавить интриги, объяснить сложное описание, упростить. Но не более того.

В последнее время много говорится о «комплексных авторах», т.е. о группах литераторов, обеспечивающих чьё-то громкое, «раскрученное» имя, о «литературных неграх». Вы об этом что-нибудь знаете?

— Слышала, разумеется. И понимаю подвох в вашем вопросе. Я пишу сама. Один роман в год — это разве много? Андрей Битов смеётся со мной, когда слышит, что мне пишут романы другие люди. Это на самом деле смешно. Я много работаю.

Бродите ночами из комнаты в комнату, выкуриваете сигару за сигарой, рвёте волосы в поисках образа?

— Да-да-да, конечно… Я прихожу на работу, в офис моего литературного агента. Так же, как и все, я работаю с 9 до 18. В моём компьютере нет ничего постороннего — только текстовый редактор. График работы дисциплинирует, позволяет многое сделать. Проза вообще требует выдержки. Пыталась писать дома. Но — поправилась на 16 кг, обленилась, впала в жуткую депрессию. Работа всё же есть работа.

А дома?

— Залезаю в телевизор (обожаю фильмы 50-60-х годов). Окунаюсь в «Травиату», в своего любимого «Трубадура». Даже увертюры этих произведений выдавливают из меня слезу. Я уже давно знаю сюжет, могу вообще не прислушиваться, но… плачу и всё тут.

Чтение какого-нибудь современного произведения вызвало такое же чувство?

— Да. Над «Сонечкой» Людмилы Улицкой рыдала. Это такая же «Травиата».

Каменская в «4-й версии» объявилась недавно на телевидении. Это её последний выход или? Или теперь все силы брошены на Воронову?

— Герои будут жить. Они встретятся, их пути ещё пересекутся. Каменская уже «просится» в новый детектив (это в задумке). А пока написан роман, по-моему, несколько добрее предыдущих, легче. Читателям будет интересно.

 

Беседу вёл Владислав Иванов


Комментарии

Написать комментарий

Ваше имя:

Текст комментария
Подтвердите код, изображенный на рисунке

Наши партнеры

 
 
 
 

Полезные ссылки

Корпоративная безопасность

Аутсорсинг безопасности

  

Консалтинг безопасности 

Работа в СБ

Проверки на полиграфе

Работа телохранителя  

Проверка контрагентов

Юридический консалтинг

Возврат долгов

Судебная защита Сопровождение сделок
Судебные экспертизы Внесудебные экспертизы Реестр ЧОО НСБ Третейский суд
Системы безопасности Системы контроля доступа Видеонаблюдение Системы охранной сигнализации
Адвокаты Москвы Адвокат по гражданским делам Лучший адвокат Решение вопросов

 


Продолжается работа НСОПБ по формированию федерального Комитета по оценке компетентности организаций ...
Роскомнадзор продолжает мониторить просторы рунета и блокировать ресурсы, которые нарушают действующ ...
В Большом кинозале Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе состоялся Форум ...
22 ноября в пресс-центре медиа-холдинга РБК прошла организованная Гильдией негосударственных структу ...
21 ноября 2018 в Москве дан старт инвестиционной неделе ОАЭ. Инвестиционной Форум Абу-Даби – Москва ...
Решения по вопросам ценообразования и конкуренции на рынке охранных услуг предложат эксперты в ОП РФ ...
22 ноября состоялась конференция «Умный город – безопасный город», организованная МТПП совместно с Р ...
Дни Арктики в Москве
Арктический Форум “Дни Арктики в Москве” – мероприятие с традициями, проводитс ...
Мнение эксперта
Владимир Платонов МТПП
"За последние годы в Москве произошли качественные сдвиги ...
15 ноября 2018 года в рамках IV Форума Комплексной Безопасности «Безопасность. Крым-2018» в ГК "Ялта ...

Авторизация

Логин:   Пароль:    
   
  Забыли пароль? | Регистрация    
[x]
        Rambler's Top100