НСБ «Хранитель» Национальная безопасность Охранная деятельность Видеожурнал "ХРАНИТЕЛЬ"
 
 
 
 

24 июня, 2008 | Владимир РОЩУПКИН

ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ (13578)

 

Что кроется за попытками германских властей переписать историю  

В истории Второй мировой войны наряду со светлыми страницами было немало трагических, горьких. Спутники войны, еще более ужасные, чем она сама, – болезни, эпидемии, голод, грабежи, насилие, опустошение страны, разруха, одичание нравов. Жертвам нацизма довелось в годы Второй мировой войны испытать жестокость, унижение, потерю родных и близких, голод, холод, болезни, ужасы фашистской неволи. Знать и помнить нужно и о них – ведь это часть нашей национальной памяти, национального самосознания, без которых невозможно формирование государственной идеологии.

Кто-то из читателей и телезрителей, очевидно, помнит апрельскую встречу 2008г. на Поклонной горе у мемориального комплекса «Трагедия народов…».

Здесь по традиции ежегодно собираются представители Москвы и Подмосковья, которые по возрасту моложе фронтовиков. В войну они были детьми, а сейчас – ветераны. Но ветераны необычные: они прошли через Бухенвальд, Дарницы, Дахау, Майданек, Маутхаузен, Озаричи, Освенцим, Равенсбрюк, Саласпилс, Тростенец. В этом скорбном перечне – и другие фашистские концлагеря, гетто, гестаповские тюрьмы, маршевые колонны, стационарные и передвижные донорские лазареты, обсервационные лагеря «национального переориентирования» .

Гитлеровцы полагали: уничтожая узников концентрационных лагерей, тюрем, гетто и других мест принудительного содержания – свидетелей их злодеяний, они заметают следы своих кровавых преступлений. На то у них были серьезные основания. Но это в прошлом. А сегодня?

 Единая ныне Германия  считается демократическим государством, где осуждено фашисткое прошлое и все, что связано с ним. Но это на словах. А на деле? Обратимся к фактам.  Так, когда германский бундестаг в 1977г. принял закон о компенсационных выплатах и составил перечень концлагерей, то концлагеря смерти «Озаричи» в этом списке ... не оказалось! Что это – недосмотр, ошибка? Казалось бы, дотошные немцы, а тем более парламентарии и юристы вряд ли могли такое допустить. Но это только на первый взгляд. Действия немецких законодателей вполне сознательны – никакой ошибки не было.

 Как же понимать ревизию юридического статуса и вытекающих из него прав бывших малолетних узников нацисткого режима?  Это не что иное, как преднамеренное стремление вычеркнуть из черного списка преступлений гитлеровской военной машины целую страницу, связанную с преступными, античеловеческими деяниями генералов вермахта против гражданского населения на временно оккупированной территории бывшего СССР, а конкретно – в белорусском Полесье. Ведь в приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге однозначно определен статус мест заточения советских людей в Озаричах – «концентрационные лагеря»!

Получается, что парламент Германии – страны, отрешившейся от своего гитлеровского прошлого, – игнорирует основополагающие правовые определения международного сообщества, которое было представлено на суде в Нюрнберге.

Вот один из последних по времени фактов, иллюстрирующих преднамеренный   пересмотр германскими властями, а конкретно – бундестагом международно-правовых оценок итогов Второй мировой войны. В декабре 2007 года госпожа Керстен Науманн с «наилучшими пожеланиями» изволила написать бывшим узникам концлагеря «Озаричи», среди которых были дети и женщины, согнанные из нескольких областей Белоруссии и России. Суть письма фрау Науманн такова: мол, немецкий бундестаг решил завершить процесс рассмотрения петиции о претензиях узников концлагеря «Озаричи». Порешили – и завершили...

 Обратите внимание на высший пилотаж отписной казуистики и бюрократии: «решил завершить». Вроде бы бундестаг сейчас «решил»! Между тем Высший суд ФРГ своим постановлением присвоил лагерю смерти «Озаричи» категорию «С» (то есть не соответствующую его истинному назначению) еще в 1995 году, в полувековую годовщину поражения гитлеровской Германии во Второй мировой войне!   

 Вынуждены еще раз подчеркнуть, что эта классификация совершенно не соответствует международному праву, а конкретно – постановлению Международного военного трибунала в Нюрнберге, в котором статус лагеря смерти «Озаричи» однозначно определен как концентрационный лагерь! Так что по большому счету это и прямая попытка нынешних властей ФРГ предать забвению военные преступления нацизма.  Ведь генералы вермахта, перенося в марте 1944 года линию обороны к концлагерю «Озаричи», куда было согнано почти 50 тысяч мирных жителей, умышленно создавали из них живой щит в преддверии наступления Красной армии. Щит из беззащитных детей, женщин, стариков. Что вы на это скажете, госпожа Керстен Науманн и те, кто стоит за вами?

А ведь в наши дни никакая инстанция не имеет права отменять или толковать по-своему решения Международного военного трибунала в Нюрнберге. Тем более что подобное «толкование», а по сути извращение истории, лишает бывших малолетних узиков концлагеря «Озаричи» права на материальную помощь. Ведь самым молодым из них уже под 70, многие – люди немощные, нуждающиеся в серьезной медицинской помощи, лекарствах, квалифицированном уходе.  Именно это побуждает быших узников обратиться к депутатам германского бундестага − вернуться к проблеме, которую они сознательно создали. Моральный и гражданский долг парламентариев, принимающих законы, – исправить свои ошибки и выплатить бывшим концлагерникам   положенную им компенсацию.

Седые дети войны повзрослели непомерно рано. Их матери были и учителями, и хранителями наших жизней. Дети с полуслова, с полувзгляда научились понимать их безоговорочно, научились воспринимать не только свою, но и чужую беду наравне со взрослыми. Беда каждого слилась с бедой тысяч других собратьев по несчастью.

А что же немецкие матери? Уйдя из жизни в мир иной, многие так и не смогли поведать детям и внукам о судьбе их отцов и дедов, ушедших не по своей воле с мечом на восток.

Вторая мировая война, самая разрушительная в истории человечества, дважды прошлась по территории Белоруссии, России, Украины и других славянских стран, оставляя после себя руины, человеческую боль, страдания и смерть. Сегодня, по прошествии более шести десятилетий, бывшие несовершеннолетние узники нацизма, получившие финансовую помощь, смогли ощутить раскаяние новой Германии, всего немецкого народа за содеянное во Второй мировой войне. К сожалению, не все. А ведь они надеются и ждут...  

Наша армия-победительница освободила из концлагерей сотни тысяч узников, выживших вопреки превратностям судьбы. Чтобы морально поддержать их, Центральный совет Российского союза быших несовершеннолетних узников (РСБНУ) в 2007 году учредил памятную медаль «НЕПОКОРЕННЫЕ» для награждения определенной категории граждан. В медали воплощен образ людей, включая детей, которые не покорились   фашистской неволе.

Тем не менее их моральная поддержка отнюдь не отрицает материальной компенсации, предусмотренной международным правом. Об этом и хотелось напомнить немецким парламентариям, наделенных высоким правом утверждать законы.  Но насколько это право почетно, настолько оно и ответственно. Применительно к данной ситуации это уже не только международно-правовоя область, но и сфера большой политики, напрямую связанная с отношениями между странами и народами, ставшими жертвами гитлеровской агрессии, и современной Германией, навсегда провозгласившей отказ от своего мрачного прошлого.  

Послевоенные поколения немцев должны осознавать, что полное  взаимопонимание между бывшими противниками может быть достигнуто только тогда, когда причиненное зло однозначно названо злом. А раскаяние выливается и в конкретные формы помощи людям, которым агрессоры это зло принесли на своих штыках. Попытки же нынешних германских властей, в том числе деятелей бундестага, ревизовать некоторые международно-правовые итоги войны представляют, на наш взгляд, не что иное, как стремление обелить коричневое прошлое. Прошлое, от которого официально нынешняя Германия отреклась.

Михаил Синькевич, бывший малолетний узник гитлеровского концлагеря «Озаричи»  член-корреспондент Академии военных наук;

Владимир Рощупкин, кандидат политических наук, профессор Академии военных наук.

Минск-Москва.  

На снимке: они встретились в наши дни в Озаричах, бывшие дети – узники . В центре – Аркадий Шкуран, известный юрист-международник, награжденный памятной медалью «Непокоренные».

Фото В. Рощупкина.


Комментарии

Написать комментарий

Ваше имя:

Текст комментария
Подтвердите код, изображенный на рисунке

Наши партнеры

 
 
 
 

Полезные ссылки

Корпоративная безопасность

Аутсорсинг безопасности

  

Консалтинг безопасности 

Работа в СБ

Проверки на полиграфе

Работа телохранителя  

Проверка контрагентов

Юридический консалтинг

Возврат долгов

Судебная защита Сопровождение сделок
Судебные экспертизы Внесудебные экспертизы Реестр ЧОО НСБ Третейский суд
Системы безопасности Системы контроля доступа Видеонаблюдение Системы охранной сигнализации
Адвокаты Москвы Адвокат по гражданским делам Лучший адвокат Решение вопросов

 


Продолжается работа НСОПБ по формированию федерального Комитета по оценке компетентности организаций ...
Роскомнадзор продолжает мониторить просторы рунета и блокировать ресурсы, которые нарушают действующ ...
В Большом кинозале Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе состоялся Форум ...
22 ноября в пресс-центре медиа-холдинга РБК прошла организованная Гильдией негосударственных структу ...
21 ноября 2018 в Москве дан старт инвестиционной неделе ОАЭ. Инвестиционной Форум Абу-Даби – Москва ...
Решения по вопросам ценообразования и конкуренции на рынке охранных услуг предложат эксперты в ОП РФ ...
22 ноября состоялась конференция «Умный город – безопасный город», организованная МТПП совместно с Р ...
Дни Арктики в Москве
Арктический Форум “Дни Арктики в Москве” – мероприятие с традициями, проводитс ...
Мнение эксперта
Владимир Платонов МТПП
"За последние годы в Москве произошли качественные сдвиги ...
15 ноября 2018 года в рамках IV Форума Комплексной Безопасности «Безопасность. Крым-2018» в ГК "Ялта ...

Авторизация

Логин:   Пароль:    
   
  Забыли пароль? | Регистрация    
[x]
        Rambler's Top100